НПО Геральдика - гербы, памятные медали, сувениры

Услуги

Продажа VIP-сувениров
Разработка гербов
Продажа гравюр на металле
Каталог
Главная
Продукция
Технология

Статьи:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...

Цены
Контакты
Офорты, гравюры
E-Mail: heraldry@rus.net

On-line консультация
Консультация по ICQ - Максим 257695345
(921)753-30-02

НПО Геральдика
Добавить в избранное

Заказать герб, копию пистолета, барельефа или коллекцию медалей!




при заказе сувенирной продукции на сайте - скидка 5%

Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб."

Оглавление:
Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб.
Городская геральдика в отечественной историографии. Геральдист граф Франциск Санти - истоки российской геральдики.
Городская геральдика в отечественной историографии. Начало печатной истории.


...Изображения даже в том случае, когда они служат отличительными знаками, еще не соответствуют отсюда тому, что мы разумеем под словом герб; таковым отличительный признак становится лишь в том случае, если он утвержден за известным лицом, фамилиею, сообществом и т.д. высшею государственною властью, как постоянный и неизменный, т. е. когда пользование таковым является известным исключительным правом.

Ю. В. Арсеньев. Геральдика. 1908.

Что город — то норов". Эту русскую пословицу можно и переиначить: "Что город — то герб". Действительно, до 1917 г. все губернские и большинство уездных городов Российской империи имели гербы. В советской России первым городом, получившим собственную эмблему в 1924 г., стала Москва. Предполагалось, что столичный герб послужит примером для других городов и губерний, где должны были появиться "свои пролетарские гербы", в которых нашли бы отражение те или иные местные особенности. Однако эти надежды не оправдались, да и вновь созданный герб Москвы "не привился". Лишь через сорок лет наше общество вернулось к идее городского символа. В середине 1960-х гг. вокруг "визитной карточки города", как стали именоваться городские гербы, возник настоящий бум. С тех пор интерес к городской геральдике не затухает, и максималистская идея шестидесятых —"каждому городу — герб" не теряет своей актуальности. Полузабытый в послереволюционные десяти-ления исторический источник, графическая форма которого вобрала в себя специфику отечественного быта, культурных традиций и национального мироощущения, а процесс создания отразил малоизученные стороны русской жизни, очень ярко проявляет себя в современном обществе. Возрождаются старинные городские гербы, изображения которых все чаще появляются на городских улицах, в туристских рекламных проспектах, краеведческих изданиях. Растет масса коллекционеров, собирающих значки с гербами, которые зачастую принимаются в качестве обязательного элемента "респектабельности" города, что способствует новому герботворчеству.

Интерес к городскому символу, бесспорно, связан с поворотом общественного сознания к гуманитарному знанию, прежде всего к истории страны и памятникам прошлого. Само по себе это отрадное явление. Однако кроме того, возросший интерес к истории Отечества четко высветил, какие ее периоды, явления, факты остаются до сих пор вне поля зрения профессионалов-исследователей, знатоков и любителей старины.

Городская геральдика ввиду все возрастающего внимания к ней общества явиляется предметом исследования ученых: в последние 10—12 лет издательства Москвы, Киева, Минска выпустили научные монографии, альбомы и буклеты, где заинтересованный читатель мог найти много полезного. Особым спросом пользуются переиздания старых геральдических работ. Тем не менее появившаяся в последние годы на прилавках книготорговцев литература по геральдике явно не удовлетворяет большого спроса. Одна из причин— незначительность тиража. Другая — "неутоленность информационной жажды". Все новые и новые вопросы задают любители геральдики профессионалам, все новые детали отечественного герботвор-чества выявляют современные исследователи.

Как и кто занимался в России изучением гербов, в частности, городских? Почему наши предшественники не прояснили всех деталей герботворчества, например, четко не обозначили цветовую гамму многих гербовых фигур, что затрудняет их воспроизведение современными художниками? Почему те или иные города Российской империи имели по нескольку утвержденных верховной властью гербов, а некоторые проекты городских символов так и остались неузаконенными, т.е. формально как бы не существуют?

Ответы на эти и подобные вопросы могут быть получены в результате анализа историографических традиций отечественной геральдики.

Первым печатным отечественным геральдическим трудом можно считать книгу, имеющую довольно длинное название: "Символы и емблемата указом и благоповедении Его Освященней-шаго Величества, Высокодержавнейшаго и Пресветлейшаго Императора Петра Алексеевича напечатаны". Правда, издана она не в России, а в Амстердаме вместе с другими книгами, напечатанными новым русским шрифтом в начале XVIII в. по распоряжению Петра I. Познакомившись во время первого путешествия за границу с распространенными и популярными в Западной Европе эмблемами, символами, аллегориями и прельстившись ими, царь решил ввести новшество в русскую жизнь. По его заказу подготовили сборник взятых из разных европейских изданий рисунков - эмблем. Их более 800. На нескольких языках, в том числе и на русском, около каждой эмблемы помещалось ее текстовое толкование, часто в виде афоризмов. Однако в русском переводе афористичность, а иногда и смысл первоначальной латинской фразы терялись.

Титульный лист книги "Символы и эмблемата" (Амстердам, 1705)
  • увеличено
  • Книга была издана в 1705 г. огромным по тому времени тиражом — 755 экземпляров. В России, куда был доставлен тираж, она распродавалась с трудом, а часть книг на складах книготорговцев попортили крысы. Тем не менее просвещенные российские вельможи считали для себя обязательным иметь эту книгу в собственной библиотеке. Она хранилась в собрании книг Я. В. Брюса, В. Н. Татищева и других, в различных ведомствах, занятых сочинением гербов и подготовкой различных церемоний и парадов.

    "Символы и емблемата" выполняла в России роль справочного издания долгие годы. Из нее, например, брались эмблемы при создании украшений Триумфальных ворот в Москве, причем интерпретация эмблем нередко носила совсем иной характер, чем в книге. Использовались эмблемы из амстердамского издания в российских духовных эмблемниках, таких как "Эмблемат духовный ко обучению христианския веры со утешителными фигурами и полезными словами". Эмблемы "Символов и емблемат" можно видеть на воротах Ростовского Кремля, расписанных по приказанию митрополита Арсения Мациевича. Эмблемам ростовских ворот сопутствуют девизы из книги "Символы и емблемата". Например, изображение орла на пушке имеет подпись: "ни того, ни другого не боюсь"; под изображением снопа — фраза "в мелких статьях великий состав" и т.д.

    Лейб-Регимента
    С. Петербургских
    Ингерменландских
    Московских
    Киевских
    Владимирских
    Новгородских
    Казанских
    Астраханских

    Для городской геральдики этот сборник служил настоящим кладезем, откуда черпались образцы рисунков. Сначала они использовались для полковых знамен, а потом утверждались как герб того города, где расквартировывался полк. Эмблемы из книги "Символы и емблемата" взяты для знамен полков в 1712 г. и в 1729—1730 гг. Известно, что в эти годы были составлены так называемые знаменные гербовники, по которым военное ведомство "строило" полковые знамена. Они хранились в рукописном (нарисованном) виде, неоднократно перерисовывались. Изображения знамен с эмблемами в черно-белом варианте можно увидеть в опубликованном в XIX веке известном труде А. В. Висковатова "Историческое описание одежды и вооружения российских войск".

    Рисунки из книги "Символы и емблемата" по своей форме далеки от гербов, они черно-белые, в большинстве случаев не стилизованы, для обозначения цветов не использована штриховка. Геральдические правила в начале XVIII в. еще не были знакомы российским живописцам. Не случайно Петр I в инструкции герольдмейстеру подчеркивал, что в России составление гербов — "дело нового основания". И не случайно для развития этого "дела" русский царь приглашает в Россию иностранного специалиста, который "особливо был для сочинения гербов", Франциска Санти. Он, кстати, сразу же по приезде в страну отметил, что его работа "не токмо трудна и мало заобычайна и в других государствах, в здешнем же государстве и весьма до сего часу, как известно, не во употреблении была".

    Оглавление:
    Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб.
    Городская геральдика в отечественной историографии. Геральдист граф Франциск Санти - истоки российской геральдики.
    Городская геральдика в отечественной историографии. Начало печатной истории.