НПО Геральдика - гербы, памятные медали, сувениры

Услуги

Продажа VIP-сувениров
Разработка гербов
Продажа гравюр на металле
Каталог
Главная
Продукция
Технология

Статьи:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...

Цены
Контакты
Офорты, гравюры
E-Mail: heraldry@rus.net

On-line консультация
Консультация по ICQ - Максим 257695345
(921)753-30-02

НПО Геральдика
Добавить в избранное

Заказать герб, копию пистолета, барельефа или коллекцию медалей!




при заказе сувенирной продукции на сайте - скидка 5%

Городская геральдика в отечественной историографии. Геральдист граф Франциск Санти - истоки российской геральдики.

Оглавление:
Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб.
Городская геральдика в отечественной историографии. Геральдист граф Франциск Санти - истоки российской геральдики.
Городская геральдика в отечественной историографии. Начало печатной истории.


Граф Франциск Санти, итальянец по происхождению, родился в 1683 г. в Пьемонте. Он получил образование в Париже, где изучал историю и науки, "близкие к генеалогии". Служил при дворах многих европейских государей, в частности, у ландграфа Гессен-Гомбурга в качестве обер-гофмаршала и тайного советника. С русским царем Санти встретился в 1717г. в Амстердаме и попросился на службу, имея рекомендательное письмо от ландграфа. Петр I, по-видимому, имея намерение наладить геральдическую слркбу, на предложение "знатока геральдики" согласился. Через некоторое время пьемонтский дворянин прибывает в Санкт-Петербург, однако, должность получает не сразу. Более двух лет, "находясь на собственном иждивении", он ждал назначения на пост товарища (помощника) герольдмейстера. Из его прошений по поводу жалования явствует, что за это время он "партикулярное свое имение... истощил". И все же не отбыл обратно в Европу, ибо, как сам писал: "воистину не ради великого или малого жалования я сюда приехал, но ради искреннего желания служить толь великому монарху..."

Ф. Санти стоял у истоков российской геральдики. Прежде всего он упорядочил государственную символику, описав согласно геральдическим канонам российский государственный герб. Сохранилась архивная копия этого описания: "Герб его императорского величества с кодерами или цветами своими". "Колоры", т.е. финифти, отныне становятся обязательными при изображении в цвете государственного герба и гербов княжеств и царств, входящих в царский титул. За основу Санти взял рисунки Титулярника 1672 г., рукописного рисованного справочника, хранившегося в Посольском приказе, придав им строгую геральдическую форму: изменил размещение фигур в щите, по существовавшим в Западной Европе геральдическим правилам применял определенные цвета и металлы, приведя их в строгое соответствие. Товарищ герольдмейстера при описании титульных гербов (текст написан по-французски) пользовался специфической геральдической терминологией. Его текст перевел на русский язык переводчик Герольдмейстерской конторы Б.Волков, который не знал этой терминологии, поэтому в переводе геральдическая специфика отсутствует. Дабы оказать помощь переводчикам и всем, кто будет связан с герботворчеством, Санти разработал "лексикон блазонский" — геральдический словарь.

Московских
Киевских
Владимирских
Астраханских
Новгородских
Псковских

Создавая "генеральный герб" государства, Санти творчески перерабатывал рисунки Титулярника — главного для него справочного пособия, где земельные эмблемы изображены в виде прекрасных миниатюр, но без всяких геральдических условностей. Например, при подготовке белозерс-кого герба он отмечал, что не знает, к сожалению, какие именно рыбы изображены в белозерской эмблеме Титулярника, посему вынужден рисовать произвольно. Работая над гербами Смоленска и Киева, — отмечал, что имеются и другие их изображения в польских гербовниках. В бумагах Санти осталось описание 24 гербов. 21 эмблема взята из Титулярника, а таких эмблем, как Эстляндии, Ливонии, Карелии, в нем не содержалось. Так что пришлось запрашивать документальные свидетельства во внешнеполитическом ведомстве. По документам видно, как тщетно Санти пытался получить сведения о гербе Карелии: он несколько месяцев упрашивал обер-секретаря Коллегии Иностранных дел помочь получить рисунок, запросив его у шведского правительства (часть Карелии в 1721 г. была возвращена Швецией России).

Портрет графа Ф. Санти. XVIII в.
  • увеличено
  • Настоящее творчество Санти проявил, составляя гербы российских городов. Подробно об этом будет рассказано в следующих главах. Его работа над городскими гербами восстанавливается по дошедшим до нас разрозненным материалам личного архива, спискам (но, к сожалению, не рисункам) городских гербов, сохранившихся в архиве Герольдмейстерской конторы. Новые гербы, которые он создавал при помощи тщательно подобранных рисовальщиков, строились в соответствии с геральдическими правилами и имели реальную основу — описание города, его достопримечательностей. Санти воплощал в рисунке городского герба те сведения, которые по его запросам присылались с мест.

    К сожалению, каких-либо печатных трудов Санти не оставил. Однако в архиве нами обнаружены справки, как бы мы их сейчас назвали, подготовленные товарищем герольдмейстера в самом начале его деятельности. Первая составлена для царя и Сената —"Известия, касающиеся до геральдики", которая переведена на русский язык упоминающимся уже Борисом Волковым. Это своеобразная программа деятельности геральдического ведомства, как ее представлял себе Санти. Основное внимание уделялось дворянству и систематизации его гербов. Для тех, у кого нет гербов, по мнению Санти, следует составить "по пропорции их состояния", а "ежели у них гербы есть, то прибавить, поправить или убавить". Предлагалось также издать "книгу с фигурами", содержащую царские и дворянские гербы. Наряду с дворянскими, должны составляться и гербы городские: "ежели Ваша императорская милость изволит акордовать гербы городов, которые их не имели, то Геральдическая канцелярия поступит в том по законам блазования (составления гербов — Н. С.) и по обыкновенным европским употреблениям, то же будет хранено генерально".

    Рисунки гербов, сделанные И.СБекенштейном для знамен слободских полков. 1730-е гг.

    Конкретный план работы Санти изложил в другой справке: "Проект Генерального регламента для Геральдической канцелярии". Он так определял непосредственную работу по составлению гербов: "Резной мастер и живописец будут формовать, начертать и писать или малевать герб Его Императорского Величества, всех его королевств и царств, провинцей, городов и все гербы шляхет-ные, которые будут вписаны или даны в оной канцелярии".

    Почти все предложения Санти были реализованы в последующей двухсотлетней работе Герольдмейстерской конторы, затем Герольдии, однако, творческая жизнь самого автора сложилась столь неудачно, что осуществить большинство своих планов он не сумел.

    После того как в 1725 г. скончался император Петр I, Екатерина Алексеевна пожаловала Франциску Санти звание обер-церемониймейстера, и он продолжал трудиться в созданном великим реформатором геральдическом ведомстве. Однако вскоре был заподозрен в причастности к антиправительственному заговору. 27 мая 1727 г. появился "манифест о винах Антона Девиера с товарищами". Им предъявили обвинение в намерении лишить престола Петра II и передать власть герцогине голштинской Анне Петровне. Среди участников заговора оказался и граф П.А.Толстой, с которым сблизился Санти. Этого обстоятельства было достаточно врагу графа Толстого, всесильному А.Д.Меншикову, чтобы без суда и следствия сослать пьемонтского дворянина в Сибирь. Меншиков послал личное письмо сибирскому губернатору князю В. М. Долгорукому, в котором было сказано: "Понеже де обер-церемониймейстер гр.Санти явился в важном деле весьма подозрителен, того ради его императорское величество указал его отправить из Москвы в Тобольск, а из Тобольска в дальную сибирскую крепость и содержать его там под крепким караулом, дабы не ушел". Графа Санти переправили в Якутск, оттуда в 1731 г.— в Верхоленский округ, где он провел три года. Иркутский вице-губернатор перевел графа в Иркутск, вероятно, сжалившись над иностранцем. Однако об этом стало известно в Санкт-Петербурге, откуда пришел указ перевести государственного преступника в Средний Вилюйский острог, где его содержать "под крепким караулом", не давать ни бумаги, ни чернил и "никого к нему не пускать". В указанное место ссылки Санти не попал: его отправили в Усть-Вилюйское зимовье, где условия жизни были и вовсе ркасны. Их описал караульный солдат в донесении, посланном в Сибирский приказ, откуда оно попало в Сенат. "Тот Сантий, — писалось в донесении, — и караульные, подпрапорщик и солдаты, обретаются при том зимовье и от тамошнего пустынного места и от недовольного к житию строения, живут с ним, Сантием, во Бесконечной нужде, понеже в том зимовье, кроме одной юрты, никакого строения нет, да и та-де ветхая и без печи; и в зимнее время жить с великою нуждою и хлебов печь негде..." Санти перевели в Енисейск, где он пробыл еще несколько лет до тех пор, пока Елизавета Петровна не вернула его из Сибири в Санкт-Петербург. Указом от 28 августа 1742 г. ему был возвращен прежний придворный чин обер-церемониймейстера, а несколько позднее пожалован титул действительного тайного советника.

    Жизненная история графа Ф.Санти закончилась, как видим, довольно удачно. К прежней своей деятельности — герботворчеству он, однако, не вернулся.

    Оглавление:
    Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб.
    Городская геральдика в отечественной историографии. Геральдист граф Франциск Санти - истоки российской геральдики.
    Городская геральдика в отечественной историографии. Начало печатной истории.


  • вверх