НПО Геральдика - гербы, памятные медали, сувениры

Услуги

Продажа VIP-сувениров
Разработка гербов
Продажа гравюр на металле
Каталог
Главная
Продукция
Технология

Статьи:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...

Цены
Контакты
Офорты, гравюры
E-Mail: heraldry@rus.net

On-line консультация
Консультация по ICQ - Максим 257695345
(921)753-30-02

НПО Геральдика
Добавить в избранное

Заказать герб, копию пистолета, барельефа или коллекцию медалей!




при заказе сувенирной продукции на сайте - скидка 5%

История развития геральдики России. Знамя - как герб.

Оглавление:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1.
История европейской геральдики. Оружие - как герб. Часть 2.
Развитие герба, как юридического знака и социального символа. Часть 3.
История развития геральдики России. Знамя - как герб. Часть 4.
От эмблемы к гербу. История герба России. Часть 5.
Становление государственной и городской геральдики в Российской Империи. Часть 6.
История и формирование герба России. Часть 7.


В России геральдика как система знаний о рисовании и использовании гербов появилась в XVIII в., о чем повествует предыдущая глава. Почему же не раньше, в XIV—XVII вв., подобно прочему европейскому миру, где в XVIII в. гербы начинают терять правовую силу и обязательность и в большинстве случаев выступают лишь в виде культурологического феномена? Ответ кроется в изначальной несовместимости сложившегося в средневековой Европе института герба со спецификой исторического развития России до определенного момента, отличием быта, вооружения, образа жизни и менталитета древнерусского человека.

К сожалению, в отечественной историографии, прежде всего в трудах историков права (особенно в большом количестве подобные работы публиковались до 1917 г.) нет четких правовых характеристик ряда институтов, существовавших в Русском государстве, таких, например, как институт знаков собственности, включая княжеские, институт герба, институт печати и т.д. На эту тему существует не очень богатая собственно историческая, а также археологическая и этнографическая литература. В ней зачастую принимаются за адекватные понятия "пятно", "знамя", "тамга", "клеймо", "печать", "герб" и т.д., хотя идентификация знаков собственности, знаков власти, печатей, гербов и прочих подобных знаков вне времени и пространства выглядит ненаучно и неисторично. Между тем их возникновение, эволюция, функционирование исторически обусловлеобщеисторическим процессом. В то же время существуют и своеобразные внутренние закономерности их развития, не позволяющие, например, считать гербами любые эмблемы и отличительные знаки, которые возникали в глубокой древности в различных культурно-исторических регионах.

Логика исследования юридического статуса знаков собственности, отличительных знаков заставляет обращаться прежде всего к древнерусским правовым памятникам. Древнейший русский законодательный памятник — Краткая Русская Правда (X—XI вв.) из подобного рода знаков называет "пятно" как знак княжеской собственности. "Пятно", по-видимому, адекватно понятию "печать". В Пространной Русской Правде (XII—XIII вв.) появляется понятие "знамя". Это тоже знак собственности, уже не только княжеский, но принадлежащий и другим феодалам-собственникам. Например, Ипатьевская летопись содержит сообщение о том, как Петр и Нестор Борис-лавичи "злобились" на великого князя Мстислава, прогнавшего их от себя "про ту вину, оже бяху холопи ею покрал кон Мьстиславли оу стад и пят-ны сво въсклале, рознаменываюче".

Известный исследователь древнерусского языка И.И. Срезневский, исходя из анализа русскихписьменных памятников, идентифицирует понятия "пятно", "печать", "клеимо", "знамя". Древнерусские письменные источники не донесли до нас описания княжеских знаков, однако, если рассматривать в качестве реликтов рисунки бортных "знамен" XVI—XVII вв., то среди них можно обнарркить и такие, которые предположительно атрибутируются как символы княжеской власти: "престол", "взвилья" и другие. В своем художественном воплощении они, безусловно, содержат элементы, характерные для княжеских знаков собственности, форма которых нам хорошо известна по вещественным памятникам древности: свинцовым печатям (буллам), предметам русского быта, начертаниям на кирпичах и камнях различных построек и т.д. По своей сути эти знаки не являются гербами, хотя крупнейшие советские археологи считали их "своего рода гербом", замечая, что княжеские знаки собственности "называют также гербами, родовыми знаками". В то же время подчеркивается условность отождествления княжеских знаков и гербов. Так, А.В. Арциховский, на которого обычно ссылаются сторонники раннего появления на Руси гербов, писал: "Нет пока оснований утверждать, что Владимирская Русь знала гербы в полном смысле этого слова, установленные и узаконенные".

В "Словаре древнерусского языка" отмечается употребление слова "герб" в посольских делах XVI в. Летопись XVI в. содержит рассказ о печати Ливонской земли, сделанной по приказанию вана IV Васильевича Грозного в 1564 г. и приложенной к трактату, заключенному между Россией и Швецией: "а на печати клейно: орел двоеглав-ный, а у орла у правые ноги герб маистра Ливоньского, а у левые ноги герб печать Юриевско-го бискупа; около же печати подпись: "царскаго величества боярина и Вифлянские земли боярина и наместника и воеводы печать"'*. Употребление этой печати строго регламентировалось: ею запечатывались "грамоты перемирные с Свейским королем... и грамоты в ыные государьства". Композиция рисунка (двуглавый орел попирает лапами эмблемы, символизирующие присоединенные прибалтийские земли) такова, что не может вызвать сомнения в предназначении печати, которая должна была иллюстрировать успехи русского царя в Ливонской войне. По-видимому, для создателей печати эта задача была основной, поэтому изображения гербов завоеванных областей не отличались большой точностью: эмблемы не соответствуют в деталях гербам Ливонского ордена и Дерпта.

Сказание о Борисе и Глебе. Борис идет на печенегов. Миниатюра. Сшлвестровский сборник. XIV в.
  • увеличено
  • Но может быть, предметы военного быта или русский военный эпос предоставят какие-либо сведения о гербах? Как показали исследования древнерусского оружия XIII — XV вв.19, русские воины обходились без личных опознавательных знаков. Формы русского щита известны по изображениям стоящих с ними воинов на княжеских печатях, по более поздним лицевым (рисованным) рукописям. Для русского щита характерен так называемый умбон (выступ в середине) или же щит был двускатным, корытообразно изогнутым, с вырезанными лопастями, с желобом и проч. Цветные миниатюры Сильвестровского сборника XIV в., Радзивилловской летописи XV в., Лицевого свода XVI в. показывают нам русское войско в походе и сражении, во всей военной амуниции. Воины держат щиты круглые или плавно сужающиеся книзу, гладкие, без каких-либо фигур. Обычно они изображены красными.

    Битва Ярослава со Святополком. Миниатюра. Радзивилловская летопись. XV в.
  • увеличено
  • В знаменитом "Слове о полку Игореве" — эпическом произведении XII в. содержатся описания русского вооружения XII в. Особенное внимание автора привлекают знаки княжеской власти. Здесь это — золотой шлем, золотое седло, золотое стремя и т.д. Описаны стяги, реявшие над русским войском: "Чрьленъ стягь, бела хорюговь, чрьлена чолка, сребрено стружие — храброму Святьславличю!" Неоднократно упоминаются воинские щиты красного цвета: "поля... храбрые русичи перегородили червлеными щитами".

    Отсутствие гербов в воинском быту "русичей" демонстрируют стяги — так назывались в письменных памятниках первые русские знамена (от слова стягивать" или "стягать" — соединять, собирать вокруг себя воинов). Их яркий цвет и клинообразная форма известны по упоминавшимся уже лицевым рукописям. Функция же прежде всего военная — средство управления войском. В XV в. все чаще появляется в источниках слово "знамя". Исследователи связывают новый термин с изменением функции стяга — ему придается символическое значение объединяющей войско реликвии. В "Сказании о Мамаевом побоище" красочно описываются действия великого московского князя Дмитрия Ивановича перед началом Куликовской битвы: "Князь же великий... сшед с коня своего и паде на колени свои прямо великому плъку чернаго (чермнаго — Н.С.) знамениа, на нем же въображен образ владыки Господа нашего Иисуса Христа, из глубины душа нача звати велегласно..." Знамя здесь — икона, на которой помещен образ Христа. Ему молится о победе великий князь. И в последующие века вплоть до конца XVII в. на русских "знаменах государевых", воеводских, стрелецких, казачьих изображались крест, Богородица, Спас Нерукотворный, архангелы и прочие церковные образы, как о том свидетельствуют дошедшие немногочисленные подлинники, а главным образом, экземпляры, сохранившиеся в Описях Оружейной палаты — древнейшего хранилища русских воинских знамен Московского государства.

    Первые знамена, не похожие на старинные образцы, а с "житейскими" изображениями, известны у полков иноземного строя. Их принесли сюда многочисленные иностранцы, прибывавшие "на заработки" в Россию. Прежде всего — на военную службу. При царе Федоре Иоанновиче, в конце XVI в. в русском войске уже служило более четырех тысяч наемных ратников, среди которых находились голландцы, шотландцы, датчане, шведы и другие иноземцы. В начале следующего века на русскую службу выехали многие знатные дворянские фамилии, в их числе были предки писателя Д.И. Фонвизина, автора "Недоросля", поэта М.Ю. Лермонтова.

    Иноземцы, являвшиеся на русскую военную службу, естественно, вносили в нее свои особенности. Таким образом появился и у нас тесно связанный с военною слркбою западный обычай изображения гербовых эмблем на знаменах и значках. Вначале — на знаменах полков "иноземного строя", где они имели такую форму, "как ротмистр укажет сам". А "указывал" ротмистр писать орла, грифа, льва, змею, химеру — все фигуры, которые видел у себя на родине.

    Немецкий путешественник, автор "Описания путешествия в Московию" А. Олеарий, побывавший в 1630-е гг. в России, обратил внимание на знамена с красочными эмблемами на полотнищах. Он восхитился такими Emblemate, однако подумал, что эти разноликие, остроумные знаки были выполнены, конечно же, по указанию немецких офицеров, служивших тогда при русской армии. "Русские не горазды на подобные изобретения", — заметил Олеарий.

    Вскоре геральдические эмблемы со знамен иностранных полков стали распространяться и на знамена старого московского строя, т.е. стрельцов, а также и казаков. Так, стрелецкий голова царский любимец Артамон Сергеевич Матвеев имел под своим началом сотню царских сокольников, а знамя в той сотне было из черной тафты с вышитой в середине птицей-гамаюн (сказочная райская птица). Еще пример: после усмирения "бунта Стеньки Разина", как сказано в документе, отправлено было казакам на Дон в 1673 г. из "червчатой" тафты знамя, в середине которого, в щитке, над золотым крестом изображался золотой лев с серебряным мечом в лапе.

    Создание знамен и прапоров со светскими, нетипичными для русского воинства знаками, усиливается во вторую половину XVII в. По указанию царя Алексея Михайловича было сделано "государево гербовное знамя", отличное от прежних царских государевых стягов. В 1666 г. его начал "писать" живописец Станислав Лопуцкий, которому "велено было на том знамени написать разных государств четырнадцать печатей в гербах" (очевидно, в гербовых щитах).

    Царское гербовое знамя послужило примером для меньших гербовых знамен — полковых или полковничьих. По архивным документам Оружейной Палаты известно, что на знаменах Астраханских стрелецких полков в конце XVII века изображалась эмблема, которая спустя столетие считалась астраханским гербом: в лазоревом (голубом — Н.С.) поле золотая корона, под ней серебряный кривой (восточный) меч с золотой рукояткой.

    О другом подобном знамени также известно из архивного перечня: по указу государей Иоанна и Петра Алексеевичей и великой государыни царевны Софии Алексеевны в один смоленский полк приказано сделать знамя с государственным гербом, а под ним поместить смоленскую эмблему — пушка, а на пушке птица-гамаюн. (Впоследствии герб Смоленска.)

    Существовали ли знамена с личными гербами военачальников, как в Западной Европе? Историки утверждают, что сведений об этом нет. Но все-таки одно такое знамя известно. Принадлежит оно роду древних смоленских дворян Каховских. Фамилия Каховских польского происхождения. В 1654 г. со взятием Смоленска царем Алексеем Михайловичем одна ветвь этого рода перешла на службу в Россию. При своем переходе в русское подданство Каховские (предки декабриста) сохранили за собой право возглавлять полк смоленской шляхты. Сохранили они и право служить под собственным полковым знаменем с гербом своего рода. В польской геральдике, а их род был польским, один и тот же герб с особым названием принадлежит нескольким дворянским родам. Родовой герб Каховских, носил название клейнода (герба) Нечуя: в красном поле срубленный пень с пятью сучьями. Один из представителей рода Каховских по семейному преданию, продолжал военную службу под знаменем с родовым гербом вплоть до середины XVIII в.


    Статьи:
    Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
    Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...


    полиграфическое услуги: копировальные центры
    транцевые колёса для лодок ПВХ http://wellbuy.su/
    Rambler's Top100 Rambler's TopShop НПО "Геральдика"
    © 2002 г.