НПО Геральдика - гербы, памятные медали, сувениры

Услуги

Продажа VIP-сувениров
Разработка гербов
Продажа гравюр на металле
Каталог
Главная
Продукция
Технология

Статьи:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...

Цены
Контакты
Офорты, гравюры
E-Mail: heraldry@rus.net

On-line консультация
Консультация по ICQ - Максим 257695345
(921)753-30-02

НПО Геральдика
Добавить в избранное

Заказать герб, копию пистолета, барельефа или коллекцию медалей!




при заказе сувенирной продукции на сайте - скидка 5%

От эмблемы к гербу. История герба России.

Оглавление:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1.
История европейской геральдики. Оружие - как герб. Часть 2.
Развитие герба, как юридического знака и социального символа. Часть 3.
История развития геральдики России. Знамя - как герб. Часть 4.
От эмблемы к гербу. История герба России. Часть 5.
Становление государственной и городской геральдики в Российской Империи. Часть 6.
История и формирование герба России. Часть 7.


В правление Алексея Михайловича на русскую службу переходило с запада много дворянства, прежде всего из Польши. Знатные фамилии имели родовые гербы. Старалась подражать этому и русская знать. Эмблемами украшалась посуда, их вырезали на перстнях — личных печатях. Нельзя сказать, что так было в каждой богатой и знатной семье, не все следовали западной моде. Какими-либо указами или постановлениями эмблемы еще не узаконивались, но постепенно русские бояре и дворяне прелыцались красочными родовыми гербами. Некоторые помещали их даже на свои прапоры. Так назывались небольшие знамена с длинными хвостами. Двоюродный дядя царя Алексея Михайловича боярин Никита Иванович Романов имел прапор с изображением идущего золотого грифона с мечом и щитом в лапах, на щите — небольшой черный орлик. Поле прапора белое с красною каймою, а у откоса — черная кайма и на ней изображены оторванные серебряные и золотые львиные головы. Совсем геральдический сюжет!

Знамя гербовное царя Алексея Михайловича, XVII в.
  • увеличено
  • Надо сказать, что царский двор был в XVII в. законодателем моды. До настоящего времени до- шли предметы царского обихода, украшенные если еще и не гербами, то во всяком случае знаками различных территорий, объединенных под властью русских царей.

    Изображения эмблем в виде гербов можно видеть, например, на царских вещах: 12 территориальных эмблем вышиты вокруг государственного герба на покрывале (покровце), принадлежащем царю Михаилу Федоровичу; те же эмблемы в разных вариантах изображены на тарелках членов царской семьи. Как похожи тарелки на изготовленные в это же самое время в разных странах Западной Европы! Только изображения на них, конечно, свои, российские. И на каждом предмете одна и та же эмблема изображена по-разному. Это значит, что эмблема служила лишь украшением, орнаментом, ведь герб требует неизменяемости и строгих канонов.

    Итак, рыцари, турниры, крестовые походы и возникшие в результате гербы... Не было этих феноменов на Руси, по крайней мере, до второй половины XVII в. На отсутствие гербов в русском обществе указывает подьячий Посольского при каза Г.К.Котошихин. Чиновник в центральном правительственном учреждении, каким являлся Посольский приказ, он, конечно же, был осведомлен о быте русских людей и государственных законах. Из России Котошихин бежал в Литву в 1664 году, а затем в Швецию. По заказу шведского короля подьячий написал труд о России в царствование царя Алексея Михайловича. Как вполне компетентный человек он раскрывает многие стороны жизни своей бывшей Родины. В частности, сообщает: "А грамот и гербов на дворянства их и на боярства... (царь — Н.С.) никому не дает, потому что гербов никакому человеку изложити не могут...; также и у старых родов князей и бояр, и у новых истинных своих печатей нет, — да не только у князей и бояр и иных чинов, но и у всякого чину людей Московского государства гербов не бывает; а когда лучитца кому к каким письмам или послом к посольским делам прикладывать печати, и они прикладывают, у кого какая печать прилучилась, а не породная".

    Только в посткотошихинские времена Россия "официальным лицом" обратилась к гербам и гер-ботворчеству. О родовых гербах имеются известия от последней четверти XVII в. В связи с составлением родословной книги лицами, желавшими доказать свое благородное происхождение, предъявлялись свидетельства древности рода в виде гербов, якобы издавна употреблявшимися их предками. Гербы предъявлялись преимущественно западноевропейскими, так называемыми "выезжи-ми", родами, служившими в России. В Посольском приказе была составлена "Книга о родословии и о гербах российских разных знатных шляхетских фамилий" (утрачена). В начале XVIII в. гербы интенсивно начали жаловаться сподвижникам Петра I, прежде всего А.Д. Меншикову, Ф.М. Апраксину и др.

    Во второй половине XVII в. оформляется и понятие государственного герба. Хотя слова "герб" нет в русских законодательных памятниках XIV— XV вв., вместе с созданием единого Русского государства постепенно формируются его отличительные эмблемы, которые дошли до наших дней изображенными на государевых печатях, знаках власти. Иван III Васильевич, завершивший объединение Руси, помещал вначале на своих монетах ( "печатях") те же изображения, что и некоторые другие князья, например, великий князь тверской. Печати, утверждавшие важные государственные документы, становились наследственными. Иван III пользовался печатью своего отца великого князя Василия II Васильевича Темного. Передача по наследству эмблемы уже содержит признак герба. Сын наследовал печать отца, на которой была вырезана эффектная сцена борьбы: лев (грозный и могучий царь зверей) терзал змею (хитрого изворотливого врага). Но этой эмблеме, в общем-то довольно характерной для средневековой символики, не суждено было стать гербом государства. Две другие эмблемы, украсившие печать Ивана III в конце XV в.: всадник, поражающий копьем дракона — "ездец", "царь на коне", "государь на аргамаке" и пр., а с XVIII в. Георгий Победоносец и двуглавый орел в коронах на обеих головах, начиная с этого времени были восприняты всеми русскими государями и вошли в российский государственный герб. В официальном акте 1667 г. государственная печать названа "державным гербом" ( "Описание печати Российского государства: Орел двоеглавный есть герб державный Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича..."), который просуществовал вплоть до начала XX в., когда пала Российская империя.

    В течение XVI—XVII вв. фигуры, выбранные для государственной печати, претерпели некоторые художественные изменения и получили дополнения.

    Таким образом, во второй половине XVII в. Котошихин увидел бы в России гербы, а в конце того же века он мог бы узнать и о жалованых грамотах с изображением гербов. Его, несомненно, приятно удивил бы и Титулярник 1672 г. — первый российский гербовник, образец искусства царского двора. Гербовник был выполнен мастерами Посольского приказа и Оружейной палаты в трех экземплярах, так сказать, "для внутреннего употребления". Титул государя сопровождался миниатюрами — эмблемами территорий: земель, царств, княжеств. Впоследствии часть эмблем Титулярника 1672 г. использовалась в качестве городских гербов, постепенное вхождение которых в атрибутику российской жизни относится к этому же времени.

    Почему же не раньше, как во многих странах Западной Европы? Потому что городской герб и получение городом прав и привилегий тесно связаны. На политическое устройство русского города отрицательно повлияло прежде всего монголо-татарское нашествие. В результате чужеземного ига, сказавшегося на развитии русского города, а также из-за особенностей феодальных отношений, которые способствовали усилению крепостничества и распространению его на города, последним на длительный период было уготовано скромное место в политической жизни государства. В результате статус города на Руси и прежде всего политическое самосознание горожан, самоуправление, свободы и привилегии не достигли такой зрелости, как в некоторых странах Западной Европы. Русское городское население в XIV—XV вв., когда наступил расцвет западноевропейского городского герботворчества, не в состоянии было собственными силами справиться с обрушившимися на него экономическими и политическими тяготами. Наоборот, для борьбы с иноземным гнетом надо было объединиться и княжествам и городам. Подобное объединение привело к тому, что многие города лишились даже зачатков самоуправления.

    Изображения эмблем на новгородских печатях XIV—XV вв.
  • увеличено
  • Вот, например, Новгород. Город-республика с собственными органами управления. Он настолько чувствовал свою силу, что мог пригласить на княжение любого великого князя. С начала XV в. на новгородских государственных печатях изображаются различные эмблемы: воин с копьем и щитом, всадник, орел, "лютый зверь" — такая, надпись окружала фигуру идущего льва. И тем не менее самостоятельный Новгород не имел герба. Может быть, подобная эмблема просто не успела сформироваться, так как в 1478 г. в результате походов Ивана III Новгородская республика присоединилась к Русскому государству.

    Во многих русских княжествах еще с домон-гольского времени известны эмблемы, которые впоследствии, когда в этих княжествах в самом конце XIV — начале XV вв. началась чеканка монет, часто появлялись и на деньгах. Личные княжеские знаки также нередки в нашей истории. Так, личным знаком владимиро-суздальских и га-липких князей (Галицко-Волынское княжество — крупнейшее княжество в Южной Руси, со столицей в Галиче, затем во Львове) был лев. Лев стал впоследствии главной фигурой в гербах русских городов Владимира и Львова. Можно привести и другие примеры церковных и светских эмблем Древней Руси, символика которых была хорошо понятна средневековому человеку. Развитие их задержалось, когда русские земли оказались под монголо-татарским игом, но совсем они не исчезли.

    Мало того, в конце XIV и особенно в XV веках количество светских эмблем все увеличивается. Их можно видеть на монетах различных княжеств, на печатях великих и удельных князей, служащих княжеской администрации, духовных лиц, монастырей и т.д. Однако городских печатей с изображением могучих стен, крепостных ворот и башен мы не найдем. Так же, как и гербов городов.

    В последующие два столетия соотношение центральной власти и города в политической жизни страны было также не в пользу последнего. В этих условиях городские гербы как символы самоуправления города и свидетельства особых привилегий просто не могли развиться. Подтверждением служат документы. В 1724 г. Герольдмейстерская контора провела опрос городской администрации, разослав во все губернии и провинции Российской империи анкету о городе с тем, чтобы создать "подобающий" ему герб. В анкете ставился вопрос: имел ли ранее город герб? В случае положительного ответа предлагалось прислать рисунок герба или описание. Ответы были присланы из четырех губернских канцелярий и почти из двух десятков провинциальных, а также из некоторых городов Московской губернии. В ответах на поставленный вопрос наблюдается поразительное единообразие — ни о каких прежних городских гербах большинство провинциальных канцелярий не знало. Причем отрицательно ответили даже Владимирская и Вятская канцелярии, хотя и владимирская и вятская эмблемы к тому времени были нарисованы и помещены в Титулярнике 1672 г.

    Одной из первых превратилась в городской герб ярославская эмблема. Об этом свидетельствует указ царя Петра I 1692 г. В нем впервые появился и термин "городской герб". Указ предписывал в местном органе администрации (Приказной избе) города Ярославля "быть печати изображением герб ярославской". На печати, кроме царского титула, помещалась надпись: "Печать града Ярославля". Рисунок герба города, выгравированный на печати, повторял эмблему Ярославского княжества из Титулярника 1672: стоящий на задних лапах медведь держит правой лапой положенную на плечо алебарду. В одном из военных знаменных гербовников 1720-х гг. ярославская эмблема представлена в виде черного медведя, стоящего в желтом (золотом) поле и держащего на плече красный чекан (вид оружия); в конце же XVIII в., когда каждый городской герб начал подробно описываться в соответствии с геральдическими правилами, ярославский герб получил новые геральдические цвета: медведь в серебряном поле, в левой лапе держит золотую секиру. Гербу соответствовала и легенда об основании Ярославля, на месте которого когда-то якобы князь Ярослав Владимирович Мудрый убил секирой медведя. Эта легенда отражена в литературном памятнике "Сказание о построении града Ярославля". Ученые, исследовавшие язык "Сказания", пришли к выводу, что оно возникло не ранее XVII в. Тогда же появилась и ярославская эмблема, которая заняла свое место среди рисунков Титулярника, а потом "перешла" в городскую.

    Не всем российским городам повезло с гербом так, как Ярославлю. Эмблема старинного русского города Ростова, например, также помещена в Титулярнике. Однако провинциальная канцелярия долго пребывала в неведении о городском знаке. Лишь только когда канцелярист Ростовской воеводской канцелярии Петр Андронов купил на ярмарке "у приезжего из других городов продавца" печатный лист, где изображался портрет императрицы Анны Иоанновны в окружении различных территориальных эмблем (по-видимому это были миниатюры Титулярника), среди которых имелся "герб города Ростова в подобие еленя", местные власти в 1743 г. изготовили печать воеводской канцелярии с оленем.

    К этому времени понятие "городской герб" уже приобретает известность в России. Можно сказать, что при Петре I создание городских гербов стало делом государственной важности и связано оно с мероприятиями в области городского устройства. Царь-реформатор исключил городовые магистраты, которым отводилась роль главы "градского общества" из-под власти воевод и губернаторов (представителей центра), создав высший орган городского управления России — Главный магистрат. Последний должен был "ведать всех купецких людей судом и о их делах доносить в Сенат, и рассыпанную сию храмину паки собрать". Незначительное, в основном формальное самоуправление, к тому же не успевшее утвердиться, предоставлялось российским городам (после смерти Петра I, в 1727 г. городовые магистраты вновь оказались в подчинении губернаторов и воевод, а Главный магистрат был и вовсе ликвидирован), однако, символ города здесь "пришелся к месту". Сенатский указ 1724 г. предписывал в городских судебных органах использовать печати с изображением на них городского герба. Созданием городских гербов занимался "товарищ" герольдмейстера пьемонтский дворянин Франциск Санти. По его требованию была разослана по России анкета с вопросами о городе и городском гербе. Согласно присланным "ведениям" Санти составлял гербы российским городам, в которых никогда сам не бывал. Но так как он был профессионалом, составленные им гербы являются настоящими символами города, не потерявшими своего значения до сих пор.

    Изображение ярославской эмблемы в Титулярнике 1672 г.
  • увеличено
  • Преемники Петра I заметно отступили от его городовой политики. По отношению к городам в их действиях возобладали феодально-крепостнические и бюрократические тенденции, следствием чего явилась ликвидация даже тех номинальных прав самоуправления, которые предоставил городам Петр I. В результате едва народившиеся органы городского самоуправления снова превращаются в придаток местной царской администрации. В этих условиях теряла смысл постановка вопроса о гербах как городских символах, и действия правительства не способствовали развитию института городского герба, так успешно начавшемуся в 1720-х гг.

    Между тем идея городского герба не исчезла. Необходимость создания знака, олицетворяющего город, проявилась при учреждении новых городов. Так, например, при основании города Оренбурга в 1730-х гг. в законодательном акте, предоставившем новозаложенному городу некоторые права общественного управления, в числе привилегий упоминается особая магистратская печать. Руководитель Оренбургской экспедиции, автор первого экономико-географического описания России, И.К. Кирилов предпринял ряд действий по созданию отличительного знака учреждаемого им города. Целый ряд изображений представлен в "Проекте герба для нового города". Однако при Кирилове признания верховной властью герба Оренбурга не последовало. Сменивший Кирилова на посту руководителя Оренбургской экспедиции В.Н. Татищев, известный русский историк и государственный деятель, продолжал добиваться официального утверждения герба города Оренбурга, предлагая на апробацию свои рисунки. В 1740—1750-е гг. вопрос о гербах новоучрежден-ным городам (по примеру Оренбурга) поднимался неоднократно.

    Необходимость создания знака, олицетворяющего город, была обусловлена не только учреждением новых городов. Она проявляется и в других процессах, например, при возникновении новых полков, что влекло за собой обязательное их название по имени города, а вслед за этим создание рисунка герба этого города для помещения на знамени полка. Появление городских эмблем на картах и планах городов, на монетах, на печатях некоторых учреждений, почти обязательное внесение пункта о городском гербе во всевозможные анкеты и прочее — все эти моменты могут рассматриваться как отражение утверждающегося в русском обществе взгляда на город как на особую самостоятельную общественную единицу.

    Думается, что русский город начинает ощущать себя владельцем собственного символа примерно с середины XVIII в. Пробирный мастер, работающий в городе, на изделиях из драгоценных металлов должен был ставить клеймо в виде городского герба. Клейма с гербами русских городов собраны в книге "Русское ювелирное искусство", автор которой М.М. Постникова-Лосева составила их полный каталог. Самым первым клеймом с изображением городского герба считается клеймо города Соликамска (1736): изображение руки, выходящей из облака и держащей натянутый лук со стрелой, креста и букв "ГС" и "К", т.е. "Город Соликамск". Эта эмблема издавна связывалась с Вяткой. Однако в 1725 г. на запрос Герольдмей-стерской конторы о гербе города из Вятки ответили, что в ней "прежнего герба не имеется". В доношении же 1738 г. из Соликамска описан рисунок городовой печати — выходящая из облака рука держит натянутый лук со стрелой, над ней — крест, вокруг надпись: "Царского величества печать города Соликамска". Как видим, рисунок клейма весьма схож с изображением на печати Соликамска. В этом же году на новгородских изделиях стало ставиться клеймо с гербом Великого Новгорода.

    Иногда обстоятельства вынуждали местные власти помещать в клейме герб собственного изготовления. Так, Кострома, обратившись в центральное ведомство, Монетную канцелярию, которое ведало клеймением, не получила оттуда рисунок герба, ибо в 1746 г. герб Костромы еще не появился. Несмотря на отказ, костромской герб тем не менее можно видеть на серебряных изделиях, выпущенных костромскими мастерами. Это равноконечный крест с трехлопастными концами, под короной, внизу горизонтальная черта и под ней дата — 1746.

    Казалось, городской герб начал требоваться всем. Например, Комиссия строения выступила с предложением, направленным в Герольдмейстер-скую контору, использовать не только городской герб Санкт-Петербурга, но и гербы отдельных его частей ("каждой части порознь"), на которые город был поделен в 1737 г. Комиссия предлагала каждой из пяти частей Санкт-Петербурга следующие гербы: для Адмиралтейской части — в белом поле синие якоря накрест, для Васильевской — в синем поле три белые рыбы, для Санктпе-тербургской — в зеленом поле белая городская башня, для Литейной — в черном поле желтая пушка, для Московской — в желтом поле копьем пробит черный змей. Герольдмейстерская контора не одобрила эту инициативу, заметив, что герб Санкт-Петербургу "уже учрежден, а именно: в красном поле стоящий золотой скипетр с государственным орлом, а при нем накрест наклонены два серебряные якоря, один морской, а другой речной, с изображенною над щитом золотою императорскою короною". Далее Герольдмей-стерская контора оповещала, что герб уже "при многих случаях публично употреблен был и поныне употребляется", так что никаких других замен ему не может быть.


    Статьи:
    Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
    Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...


    полиграфическое услуги: копировальные центры
    транцевые колёса для лодок ПВХ http://wellbuy.su/
    Rambler's Top100 Rambler's TopShop НПО "Геральдика"
    © 2002 г.