НПО Геральдика - гербы, памятные медали, сувениры

Услуги

Продажа VIP-сувениров
Разработка гербов
Продажа гравюр на металле
Каталог
Главная
Продукция
Технология

Статьи:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...

Цены
Контакты
Офорты, гравюры
E-Mail: heraldry@rus.net

On-line консультация
Консультация по ICQ - Максим 257695345
(921)753-30-02

НПО Геральдика
Добавить в избранное

Заказать герб, копию пистолета, барельефа или коллекцию медалей!




при заказе сувенирной продукции на сайте - скидка 5%

История и формирование герба России.

Оглавление:
Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1.
История европейской геральдики. Оружие - как герб. Часть 2.
Развитие герба, как юридического знака и социального символа. Часть 3.
История развития геральдики России. Знамя - как герб. Часть 4.
От эмблемы к гербу. История герба России. Часть 5.
Становление государственной и городской геральдики в Российской Империи. Часть 6.
История и формирование герба России. Часть 7.


В XIX в. мало какой город не знал, что у него имеется герб. И тем не менее в течение этого столетия интерес к идее городского символа в обществе как-то теряется. Главная причина — не осуществленные в полной мере в практике городской жизни надежды на подлинную городскую самостоятельность и самоуправление. Были, по-видимому, и другие причины, например, скептическое отношение к различного рода титулам, званиям, гербам, которое возникло в российском обществе под влиянием идей буржуазной революции во Франции в конце XVIII в. и ряда революций в европейских странах в середине XIX в.

Герб города не смотрел на его жителя со стен зданий городской администрации или городских ворот, горожанин его ежедневно видел на различных знаках должностных лиц, на пуговицах и погонах мундиров гражданских служб, на кокардах головных уборов чиновников и стражей закона. Герб города, по-видимому, и воспринимался на последних этапах существования Российской монархии как сугубо официальный и обязательный знак, хотя для подлинного символа города могли найтись в душе горожанина и другие чувства.

В кратком очерке намечены лишь основные вехи становления в России института (системы) городского герба. Но и по ним можно представить, как и почему в период значительно более поздний, чем в Западной Европе, возникло массовое герботворчество в Российской империи. Объяснение подобного феномена должно способствовать правильному восприятию необычной художественной формы большинства российских городских гербов, о чем речь пойдет в следующем очерке.

Подробнее история городских гербов Российской империи в целом и отдельных ее регионов изложена в ряде книг, опубликованных в последние десятиления. В них с большей или меньшей долей последовательности излагаются принципы возникновения и развития городской геральдики. Ряд работ написан на основе исследования многочисленных архивных документов, профессионального анализа, вещественных памятников. И тем не менее многие автрры, прежде всего в газетных публикациях стараются навязать широкому читателю свой взгляд на символику российских городов, заимствуя, как правило, сведения из старых работ, часто не выдерживающих даже самой незначительной научной критики. Много подобных конъюнктурных поделок появляется о гербе столицы в предверии празднования 850-летия Москвы. Поэтому в настоящем очерке мы приводим материал о московском гербе, в котором воссоздается история последнего исключительно на основе документальных (письменных и вещественных) данных, имеющихся в руках историка.

Герб города Москвы существует с 20 декабря 1781 г. (по старому стилю). В этот день он был "высочайше утвержден" вместе с гербами других городов Московской губернии. В Полном собрании законов Российской империи наш столичный герб описан так: "Святой Георгий на коне против того ж, как в средине государственного герба, в красном поле, поражающий копием чернаго змия". Отмечалось, что герб "старый". Это означало, что эмблема была известна ранее. Действительно, всадник, поражающий копьем дракона, использовался в течение нескольких столетий как составная часть державного российского герба.

Как и почему "ездец" (так называют всадника документы) утвердился в официальной символике российского государства?

В источниках имеется мало сведений о российских символах. Чтобы восстановить их происхождение и историческое развитие, приходится по крупицам собирать скудные и нечеткие свидетельства письменных памятников, а также привлекать вещественные — монеты, печати, скульптурные изображения, живопись. Одно из первых сообщений о московском всаднике, поражающем дракона, приносит Ермолинская летопись.

Здесь помещена запись о том, что в 1464 г. в Москве "... месяца июля 15 поставлен бысть свя-тыи великий мученик Георгии на воротех на Фро-ловьских, резан на камени, а нарядом Васильевым Дмитреева сына Ермолина". С легкой руки историков XIX в. скульптура святого Георгия на коне, поражающего змия-дракона, изваянного знаменитым русским зодчим В.Д. Ермолиным, принималась за великокняжеский или даже московский герб.

Между тем имеется и другая запись. Через два года, в 1466 г., Ермолин там же поставил еще одну скульптуру, но только "изнутри города", — святого Дмитрия Солунского, по-видимому, опять конного. О чем это свидетельствует? О том, что два святых воина, помещенные на Фроловской (Спасской) башне Московского Кремля, защищали въезд в Кремль. Конечно, здесь была своя символика, однако, фигуры святых вряд ли имели гербовое значение. По существу, им отводилась роль святого образа, иконы, которая помогла бы отогнать от города нападавших врагов. Не случайно скульптуры разместили на Фроловских воротах. Они считались "святыми воротами Кремля" — светского и духовного центра России. Даже князья снимали шапку, проходя через них.

Таким образом, одно из первых московских скульптурных изображений святого Георгия вряд ли стоит воспринимать как светский символ. Доказательством может служить и дальнейшая судьба кремлевской статуи Георгия Победоносца. В 1491 г., когда итальянцы Пьетро Солари и Марко Руффо разобрали старую Фроловскую башню, чтобы построить на ее месте новую, сообразно с последним словом тогдашней военной техники, с нее сняли и скульптуры святых. Одна из статуй Ермолина — святой Дмитрий Солунский — погибла. А статую Георгия-воина перенесли в находившийся рядом с воротами Вознесенский монастырь. В XVII в. на его территории построили каменную церковь во имя святого Михаила Малеина, статую святого Георгия переместили туда и, раскрасив "невозможно яркой и пестрой краской", превратили в киотную икону. В 1930-х гг. монастырь разобрали, статуя разбилась. В настоящее время ее фрагменты хранятся в фондах кремлевских музеев.

Ивана III 1497 г. (лицевая сторона)

В конце XV в. всадник, поражающий копьем дракона, утверждается в российской государственной символике. Об этом свидетельствует первая общегосударственная печать Ивана III Васильевича, сохранившаяся до наших дней при некоторых ею грамотах. Первой по времени является жалованная меновная и отводная грамота великого московского князя его племянникам князьям волоцким, датируемая 1497 г. На лицевой стороне печати изображен ездец (воин) в княжеской шапке и плаще, поражающий копьем змея. Круговая легенда (надпись) гласит: "Иоанъ б(о)жиею милостию господарь всея Руси и великий кн(я')зь". На оборотной стороне этой прекрасной работы вислой печати из красного воска помещен двуглавый орел, с распростертыми крыльями и коронами на двух головах, а также — продолжение надписи, титулующей великого князя московского: "И велик княз вла. и мое. и нов. и пек. и тве. и уго. и вят. и пер. и бол."

Печатъ Александра Невского. ХШ в.

Знаменитый русский историк Н.М. Карамзин одним из первых обратил внимание на печать 1497 г., отметив, что от нее ведет начало символика русского государственного герба. Действительно, более четырех столетий всадник, поражающий копьем дракона, и двуглавый орел, соединившись в единой гербовой фигуре (всадник на груди двуглавого орла), слркили отличительным знаком Российской империи.

Обе эмблемы до их воссоединения прошли свой исторический путь. В отличие от двуглавого орла, мало знакомого жителю Руси, изображение воина-всадника характерно для многочисленных печатей и монет удельного периода нашей истории. Тенденция изображения всадника на русских княжеских печатях прослеживается еще с XIII в. Символизированный портрет самого князя, изображаемого в виде всадника, можно встретить на некоторых великокняжеских буллах (свинцовых печатях) Александра Невского; сокольника (всадник держит на руке сокола) — на печатях князя Андрея Александровича; всадника в короне, с мечом — на свинцовой печати одного из первых московских князей Юрия Даниловича. В дальнейшем, с конца XIV в., московские великие князья регулярно помещали на своих печатях всадников, воорркенных копьями (Василий Дмитриевич, сын Дмитрия Донского, Василий Васильевич, Иван Васильевич). Копья, а также мечи, дротики были в руках всадников, изображенных на печатях и тверских великих князей, многих князей московских уделов.





Княжеские печати XIV—XV вв. с изображением конного воина

В этом нет ничего удивительного: с одной стороны, подобные изображения продолжают русскую сфрагистическую традицию, с другой — следуют общеевропейской "моде". Изображение вооруженного всадника типично в XIII—XV вв. для княжеских и королевских печатей Западной и Восточной Европы; вооруженного всадника можно встретить на княжеских печатях ближайших соседей Русского государства — Польши и Литвы. Князья Московского великого княжества скрепляли договоры с соседями теми же самыми знаками, с подобными же изображениями. А великий московский князь Василий I Дмитриевич скрепил печатью со всадником, замахнувшимся мечом, две своих духовных грамоты; печать, правда, принадлежала его тестю, великому князю литовскому Витовту.

Для русских удельных монет вооруженный всадник — излюбленный сюжет. Конный воин изображен с мечом, копьем, соколом, как и на печатях. С подобными вооруженными всадниками чеканили монету князья Твери и Москвы, но кроме них — князья прилегающих к этим городам уделов (в княжествах Городенском, Кашинском, Галицком, Серпуховском, Можайском, Верейском, Дмитровском). Кем был конный вооруженный всадник? Конечно же, князем! Чтобы не возникало сомнения, что на монете изображен сам князь, рядом с всадником ставились буквы "К", "К - Н" - князь.

В начале XV в. среди монет с изображениями всадника в Московском великом княжестве появляются экземпляры, на которых всадник, держащий в руках копье, поражает им какой-то предмет, затем предмет превращается в голову дракона и, наконец, в целого дракона (змия). Интересен вариант, показывающий, вероятно, становление данного типа изображения: всадник держит острием вниз копье, под ногами коня — татарская тамга (плетенка). Постепенно всадник на московских монетах обретает детали, максимально приближающие его к фигуре, изображенной на лицевой стороне печати 1497 г.: развевающийся плащ у всадника, копье, разящее дракона, извивающегося под копытами несущегося вскачь коня. К концу княжения Василия Дмитриевича число монет с изображением воина-змееборца возрастает, а в правление Ивана III Васильевича ему отдается предпочтение.

Своеобразным переходом к созданию новой печати можно считать серебряную позолоченную буллу Ивана III со всадником, колющим дракона, на одной стороне, и надписью, титулующей великого князя, — на другой. Она скрепляла жалованную грамоту, данную "на Москве" Соловецкому монастырю. Произошло это в 1479 г. И еще не раз, по-видимому, сопровождала она вышедшие из канцелярии великого московского князя документы.

Хотя всадник, поражающий копьем дракона, изначально трактовался как князь, нельзя не заметить, что его иконографический тип близок образу популярного святого Георгия-змееборца. Почему?

Культ святого Георгия проник из Византии в Киевскую Русь уже в X в. и получил здесь широкое признание. Первоначально святой, выступающий как покровитель князей, особенно в их военных предприятиях, изображался в виде стоящего воина с копьем и щитом или с копьем и мечом. Постепенно складывается новый литературный образ святрго воина. Считается, что на его воссоздание оказало влияние устное народное творчество. Во всяком случае, в былинах о богатырях, защитниках Русской земли Егорий Храбрый — один из любимых героев. Меняется иконография Георгия-воина. Художественный образ всадника, борющегося со змеем, вытесняет с XIII в. в изобразительном искусстве предшествующий тип пешего Георгия-воина. Популярность святого Георгия как заступника и защитника, своеобразного народного героя, безусловно, не осталась без внимания московских князей, которые использовали этот образ в качестве союзника и покровителя — для поднятия своего авторитета. Вероятно, именно в этом качестве Георгий-змееборец был близок московским князьям, тем более, что традиция прочно связывала образ Георгия-воина с основателем города Москвы князем Юрием Долгоруким. Князь необычайно чтил своего патрона — святого Георгия. Он построил много церквей в его честь и даже основал город его имени. Такое почитание могло основываться также на идее преемственности власти московскими князьями — через владимирских от киевских, покровителем которых выступал Георгий-воин. Эта теория, обосновывающая происхождение московских великих князей, формируется в конце XIV в. и на протяжении всего XV в. остается одной из основных политических теорий Русского государства. Ее утверждение сопровождалось ростом интереса к истории Киевской Руси, ее архитектуре, живописи, литературе. Естественно, особое внимание уделялось и тем святым, которые покровительствовали овеянным славою военных подвигов русским князьям.

Надо отметить, что в литературе XV в. все явственнее проступает тенденция утверждения исключительности Москвы, которая, вероятно, должна была обусловить и исключительность патро-нирования московских князей теми святыми, которые покровительствовали князьям-воинам Киева и Владимира. Этим объясняется и особое пристрастие к Георгию-воину московских князей, которые переносили на себя не только деяния популярного святого, но и его внешний вид.

Итак, появление на общегосударственной печати Ивана III одной из эмблем, условно обозначавших Русское государство (но не город Москву) на протяжении более, чем четырех последующих столетий, вызвано потребностью в символике, соответствующей концепции официального характера, в частности, выражающей древность происхождения власти московского великого князя.

В XVI—XVII вв. в русских источниках всадник, поражающий копьем дракона, "ездец", не именуется святым Георгием, или Георгием Победоносцем. Жители Российского государства оценивали символическое изображение на государственной печати довольно прагматически. Так, новгородский архидьякон Геннадий на вопрос патриарха александрийского об изображении на печати верительной грамоты: "На кони... благоверный царь на сей печати?" — без тени сомнения ответил: "Государь на кони". Г.К. Котоши-хин, подьячий Посольского приказа, сообщает, что самая истинная Московского княжения печать это та, где "царь на коне победил змия". "Великий государь наш на аргамаке", "Сам царь с копьем", "Человек на коне с копьем колет змея" — такие объяснения и названия эмблемы дают официальные лица, посланники, деловые дьяки различных русских ведомств.

Изображение герба Русского государства рядом с портретом Василия Ш Ивановича. Начало XVI в.

Однако в сочинениях иностранцев, посетивших Россию в XVI—XVII вв., всадник, поражающий копьем дракона, принимается за герб "Московии", именуется святым Георгием. В "Записках о Московии" австрийского дипломата Сигиз-мунда Герберштейна, приезжавшего в Москву в 1517 и 1526 гг. и рассказавшего европейскому читателю о жизни, нравах, быте простых людей и великокняжеского двора, помещено описание великокняжеской печати. "На передней стороне этой печати, — сообщал Герберштейн, — было изображение нагого человека, сидящего на коне без седла и поражающего копьем дракона, на задней же стороне был виден двуглавый орел, обе главы которого были в венцах". Иллюстраторы книги австрийского дипломата, изданной во многих странах Европы, представляли читателям этого всадника как герб Московского государства. Обычно он рисовался в гербовом щитке рядом с изображением великого князя Василия III, сидящего на троне. Всадник показан раздетым, иногда в виде Геркулеса в развевающемся плаще, он мог быть повернут и вправо и влево от зрителя, в отличие от государственной печати, на которой всадник скачет вправо от зрителя.

Откуда же возник "обнаженный русский рыцарь"? По-видимому, знакомство Герберштейна с официальной печатью было поверхностным. Основным источником для него могли служить русские монеты. А на монетах, выпущенных до реформы 1534 г., кстати, обращавшихся и после нее, контуры всадника были настолько расплывчатыми и мелкими, что трудно распознавалась его одежда. На некоторых экземплярах одежда и вовсе не вырисовывалась. По аналогии же с серебряными монетами многих западноевропейских стран, несущими изображение государственного герба, всадник на русских монетах, естественно, мог также считаться гербом. Таковым он виделся иностранцам, посещавшим Росию. В качестве герба "Московии" рыцарь, колющий дракона, среди эмблем и гербов различных государств помещен в западноевропейском гербовнике XVI в. Под рисунком, на котором скачущий на коне рыцарь топчет поверженного, поднявшего вверх лапы дракона имеется надпись: Anna Magni Duels Moschoviae (герб великого князя московского). "Вместо герба московские князья употребляли образ св. Георгия воина, поражающего копьем дракона", — читаем в воспоминаниях посла Священной Римской империи Даниила Принца из Бухова.

Печать Лже-Ашаприя. 1604 г.

Таким образом, всадник, колющий копьем дракона, за рубежом ассоциировался с Московским государством и трактовался как его отличительный знак.

С XVI в. на русских государственных печатях соединяются двуглавый орел и всадник, который располагается на груди орла. Подобная композиция остается неизменной в течение ряда столетий, составив главную фигуру герба Российской империи. Художественная форма всадника менялась: то в нем проявлялись портретные черты государя, то скакал всадник не в традиционную правую, а в левую от зрителя сторону (геральдическую). Например, на печати царя Михаила Федоровича 1625 г. всадник, поражающий копьем дракона, помещен в щитке на груди двуглавого орла повернутым влево от зрителя. Такое же отступление от традиционного поворота всадника мы наблюдаем еще на одном памятнике XVII в. Это знамя времени Алексея Михайловича. Имеется сообщение о том, что в 1666 г. царь приказал сделать в Оружейной палате знамя, на котором "написать живописцу Станиславу Лопупко-му разных государств четырнадцать печатей в гербах" (вероятно, в гербовых щитах). Очевидно, сведующему в геральдике иностранцу Станиславу Лопуцкому пришлось видоизменить ориентацию гербовой фигуры согласно существующим в этой науке канонам, повернуть всадника в "правильную", геральдическую сторону, т.е. влево от зрителя.

Рисунок герба Московии из альбома Мейерберга. Вторая половина XVII в.

Идейная трактовка всадника, повергающего дракона, имела ряд нюансов, но вплоть до XVIII в. "московский рыцарь" не воспринимался никем из современников как городской герб. Даже в царском Титулярнике 1672 г., где в художественной форме изображались так называемые гербы земель (согласно царскому титулу), на груди двуглавого орла вместо обычного изображения всадника написано "московский". Святой же Георгий олицетворяет в Титулярнике земли "Карта-линских и Грузинских царей".

В XVIII в. всадника именуют не только "ездецом", но и святым Георгием, рисуют его в цвете, ассоциируют с городом Москвой.

"Святым Егорием" называет всадника из государственного герба царь Петр I. В бумагах великого реформатора хранится описание личного штандарта и русских морских флагов с пометкой относительно государственного герба: "Сие имеет начало свое оттуду, когда Владимир монарх расписки свою империю разделил 12 сынам своим, из которых владимирския князи возимели себе сей герб с. Егория, но потом ц. Иван Ва., когда монархию от деда его собранную паки утвердил и короновался, тогда орла за герб империи росис-кой принял, а княжеской герб в груди оного пос-тавих". Несмотря на явную легендарность сведений, используемых в этой записи, и их неточность (речь идет об Иване IV, именно при нем была создана композиция — всадник на груди двуглавого орла, между тем "орла за герб принял" Иван III), в ней проводится мысль об исконности существования русской эмблемы — всадника, поражающего копьем дракона. Всадник здесь назван святым Георгием.

Лист из Титулярника 1672 г.
  • увеличено
  • Окончательное ее "величание" Георгием Победоносцем и утверждение нового названия этой фигуры произошло в связи с развитием в России геральдики, созданием городских гербов. Городская символика в петровское время появилась вместе с созданием системы формирования и размещения полков русской армии. Полки распределялись по городам и получали название по имени города, редко — губернии. Вместе с названием полк получал на свое знамя и эмблему города или области. Московские полки, как о том свидетельствует знаменной гербовник 1712 г., помещали на своих знаменах двуглавого орла под тремя коронами, а на груди орла, в щитке, располагался всадник, колющий копьем дракона. Однако в следующем знаменном гербовнике, датируемом 1729/30 гг., на знаменах московских полков изображался уже только всадник в короне, колющий копьем змея.

    Московская эмблема из знаменного гербовника 1712 г.

    Этот московский герб сделан был по "образу и подобию" фигуры, размещенной на груди орла в государственном гербе. Цвета государственного герба и фигур, составляющих его, уже разрабатывались в созданной Петром I Герольдмейстерской конторе, куда "особливо для составления гербов" пригласили специалиста — пьемонтского дворянина Франциска Санти. Не без его участия святой Георгий приобрел вид геральдической фигуры. Он изображался "на коне белом, епанча и копие желтые (золотые — Н.С.), венец (корона) желтой же, змей черный, поле кругом белое, а в середине красное".

    Знаменные гербовники создавались для ведомственного употребления, поэтому неизвестно, насколько эта эмблема воспринималась в качестве городского герба. А вот помещение ее на городских клеймах (подобное клеимо ставилось на изделиях из драгоценных металлов, изготовленных в том или ином городе Российской империи) уже может определенно свидетельствовать о признании эмблемы городским гербом. Начиная с середины XVII в., в течение почти 100 лет, московское клеймо изображалось в виде двуглавого орла, сопровождаемого датой из славянских букв. В 1741 г. клеймо с изображением двуглавого орла заменяется клеймом с всадником, повергающим дракона, который в русском обществе этого времени воспринимается уже не просто как "ездец", всадник без имени, а как Георгий Победоносец. И в царском указе о гербе Москвы 1781 г. он был назван так.

    С утверждением статуса городского знака, святой Георгий, будучи частью государственного герба, именовался гербом Москвы — исторического центра Российской империи. Изменение государственного герба, его атрибутики, цветов, положения фигур в щите, отныне влекли за собой изменение художественного облика московского герба.

    В 1857 г. при Департаменте герольдии Правительствующего Сената открылось специальное отделение по изготовлению гербов — Гербовое отделение. Управляющим назначили барона Б.В. Кене, по предложению которого была изменена художественная форма многих существовавших до этого в России гербов, "согласно с требованиями геральдики". Естественно, имелась в виду западноевропейская геральдика, где разрабатывались эти правила. Кене отличился при создании нового государственного герба Российской империи, государственной печати, личных гербов императора и членов императорского Дома Романовых. Гербы были одобрены монархом, и 11 апреля 1857 г. их описания опубликованы. Кроме новой атрибутики, нового расположения титульных гербов, изменения коснулись и центральной гербовой фигуры. Многовекового всадника, поражающего копьем дракона, теперь описывали так: "На груди орла герб Московский: в червленном с золотыми краями щите Святы Великомученик и Победоносец Георгий в серебряном воорркении и лазуревой приволоке (мантии), на серебряном, покрытым багряною тканью с золотою бахромою, коне, поражающий золотого с зелеными крыльями дракона золотым, с осьмиконечным крестом наверху, копьем".

    Московские пробирные клейма

    Цвета были непривычны, но особенно непривычным был вид самого всадника — в западноевропейском шлеме, повернутого влево от зрителя, в непривычную для русского глаза сторону, нисколько не напоминающего русского святого воина. В Полном собрании законов публиковался и рисунок, воспроизводящий герб Москвы. Подобный же вид имеет "герб столичного города Моcквы", который высочайше утвержден несколько позднее — 16 марта 1883 г. Гербовый щит венчает императорская корона, за щитом два накрест положенные золотые скипетра, соединенные Андреевскою лентою. По предложению Кене, герб Москвы с этого времени помещался в вольной части (в верхнем углу) гербового щита всех городских гербов Московской губернии.

    Герб Москвы. Утвержден 20 декабря 1781 г.

    Как официальный знак города Москвы в подобном виде он просуществовал до 1917 г. Разнобой, как и в изображении всякого герба, не допускался.

    В советское время Москва стала первым городом, получившим герб, составленный по законам революционной, или как часто ее называют, пролетарской символики. Герб Москвы (и Московской губернии) утвердил 22 сентября 1924 г.47 Президиум Московского совета. Отличительный знак столицы вобрал в себя множество эмблем. Он состоял из пятилуче-вой звезды, на фоне которой изображался памятник Свободы (поставлен в 1918 г. в честь Октябрьской революции на Советской площади), увенчанный перекрещенными серпом и молотом. По обе стороны звезды — пучки колосьев, внизу — предметы труда: наковальня, ткацкий челнок, электромотор; перевитые лентой с надписью "Московский совет Раб., Кр. и Кр.Деп." Над колосьями и звездой видна часть шестерни, на дугах которой помещены буквы Р.С.Ф.С.Р. Описание герба (расшифровка символики), его цвета нигде не приведены.

    Герб Москвы. Утвержден 16 марта 1883 г.

    Композиционная сложность, отсутствие стилизации и других черт герба, делающих его запоминаемым, определили недолгий срок этого первого и единственного в то время городского символа. И хотя предполагалось, что он послужит примером для других городов и губерний, где должны были "создать свои пролетарские гербы, в которых будут отражены те или иные местные особенности", надежды эти не оправдались. Вновь созданный герб Москвы не привился, хотя использовался, как и прежние городские гербы, в качестве архитектурного украшения при градостроительстве. Например, его можно видеть в решетке, обрамляющей Большой Каменный мост на Москве-реке.

    Изображение герба города Москвы и Московской губернии, утвержденного в 1924 г. Президиумам Московского совета. Фото решетки Большого Каменного моста.

    Герб города Москвы существовал некотороев-ремя по распоряжению мэра Ю.М.Лужкова. Нормативный акт за № 674-РМ от 23 ноября 1993 г., озаглавленный "О восстановлении исторического герба города Москвы", вводил новый московский символ, созданный по мотивам герба Москвы, утвержденного в 1781 г.

    Московская городская Дума утвердила московский герб 1 февраля 1995 г.


    Статьи:
    Герб - геральдика, происхождение и история гербов старинных русских городов. Часть 1. ...
    Городская геральдика в отечественной историографии. Что город — то герб. ...


    полиграфическое услуги: копировальные центры
    транцевые колёса для лодок ПВХ http://wellbuy.su/
    Rambler's Top100 Rambler's TopShop НПО "Геральдика"
    © 2002 г.